НОВОСТИ

23 ноября 2017
22 ноября 2017

Александр Бородин: «ЦКБ «Черноморец» нельзя унижать простыми решениями властей»

18:13 9 июня 2017 Распечатать

После известного постановления правительства Севастополя по присоединению ЦКБ «Черноморец» к неработающему ГУП «Севморзавод», а по сути – выселению из специально построенного 70 лет назад здания в неподготовленное помещение, «Новый Севастополь» обратился к заместителю директора госпредприятия, кандидату экономических наук Александру Бородину за разъяснением – что этот шаг значит для конструкторского бюро.

– Правительство Севастополя постановило присоединить «Черноморец» к госпредприятию «Севморзавод» и, соответственно, переместить на мощности завода ваше предприятие вместе с архивом…

– Это решение не совсем отвечает проблемам повышения обороноспособности государства. Никто с нами по этому поводу не советовался. Никто эти вопросы с нами не обсуждал.

8 августа будет 70 лет ЦКБ «Черноморец». В 1947 году постановлением политбюро ЦК КПСС было принято решение о создании предприятия. Это был целый академгородок. Дома, которые сегодня находятся на пл. Лазарева и на ул. Большая Морская входили в этот комплекс. Тогда высшая власть СССР думала о том, чтобы на юге страны создать ЦКБ для обслуживания Черноморского, Северного и Балтийского флотов.

В период Украины, когда мы 23 года отсутствовали в составе России, советское ЦКБ прекратило свое существование, но сохранилось как госпредприятие минсудпрома Украины. И в украинское время предпринимались попытки отобрать наши здания. Однако мы жестко отстаивали свою позицию, в итоге «Черноморец» был сохранен. Сегодня имущественный комплекс расположен на площади 8 тысяч квадратных метров.

В украинское время ЦКБ обслуживало корабли ВМС Украины, выпускало рабочую и конструкторскую документацию. Кроме того, оно освоило для себя совершено новый вид деятельности, было генеральным подрядчиком по ремонту подводной лодки «Запорожье». И не просто справилось, а успешно справилось с задачей, и в 2013 году подлодка была передана в состав ВМС Украины. Это уникальный случай, когда не производственное судоремонтное предприятие, а именно ЦКБ, в котором были созданы специальные подразделения в этой связи, было полностью ответственным за модернизацию субмарины. Она успешно прошла ходовые испытания и погружения.

В украинское время мы очень активно работали с иностранными заказчиками. Особенно тесные контакты у нас были с Китаем, Индией, Вьетнамом и с Грецией. Кроме того, мы активно и результативно потрудились в интересах нефтяников Украины. Разработали проекты бонопостановщика, пожарного судна и буксирное судно ледового класса для Одесского порта. Эти суда были построены по нашим проектам на Севастопольском морском заводе. Эти суда сейчас работают в порту Одессы.

Мы также спроектировали в интересах правительства Греции погружную платформу ТП-400 для транспортировки малых десантных кораблей на воздушной подушке «Зубр», которые были построены на Феодосийском судостроительном заводе «Море». Платформа также была построена на «Севморзаводе».

Около 10 лет работали с Китаем – создавали различную проектную документацию по их заказам.

В ЦКБ трудились постоянно более 100 конструкторов. Среди аналогичных предприятий Украины самая высокая зарплата была в нашем ЦКБ, что позволило ЦКБ поддерживать в очень хорошем состоянии. Мы закупили новые, самые современные программные продукты. Это позволило нам с 2003 по 2009 год создать в конструкторском бюро совет молодых ученых и специалистов в составе 50 человек.

И когда в конце марта 2014 года вице-премьер Дмитрий Рогозин проводил встречу в Совете министров Крыма, многие участники были удивлены после моего выступления, что и ЦКБ сохранилось, и молодые ученые у нас имеются.

– Что вам обещал Рогозин?

– Он обещал поддержку. Много совещаний было проведено в этой связи. Нам ставили задачу закончить контракты с Украиной, эту задачу мы выполнили, и начали входить в правовое поле России. В конце декабря 2014 года правительство Севастополя приняло решение относительно создания государственного унитарного предприятия ЦКБ «Черноморец» на базе нашего имущественного комплекса, чтобы сохранить предприятие.

В апреле 2014 года ЦКБ «Черноморец» начал тесно взаимодействовать с Российским центром технологии судостроения и судоремонта (ЦТСС) в Санкт-Петербурге. Через несколько месяцев директор ЦТСС приехал в Севастополь, познакомился с ЦКБ и принял решение закрепить в нашем коллективе своего представителя, чтобы оказывать помощь плавного перехода в российское правовое поле.

Кроме того, руководство ЦТСС оказало помощь «Черноморцу», чтобы мы могли рассчитаться с работниками еще по украинским долгам. Мы подписали договор займа, потому что наши несколько обращений в правительство Севастополя относительно выделения займа остались без ответа. ЦТСС выделил нам в феврале 2015 года заем 6 млн рублей, что позволило нам решить проблемы выплаты зарплатных долгов и получили финансовую «подушку».

Получили заказ от завода «Южный Севастополь». Разработали документацию для аппарелей причалов паромного сообщения «Крым – Кавказ». Потом у нас появился заказ от Катав-Ивановского приборостроительного завода. Появились другие заказчики. И после получения лицензии ФСБ в августе 2015 года мы смогли выполнять гособоронзаказ. В 2015 году доля гособоронзаказа в нашем портфеле заказов составляла порядка 30%. Все заказы были выполнены.

Замечу, что в период энергетического кризиса (ноябрь 2015 – февраль 2016 года), когда мы сидели без электроэнергии, ЦКБ блестяще, не побоюсь этого слова, справилось с поставленными задачами. Мы выплатили работникам солидные премии по результатам 2015 года, уверенно вошли в 2016 год. Половину средств по договору займа с ЦТСС мы отдали в конце 2015 года.

Однако получилось так, что некоторым товарищам не понравилось, что из всех предприятий судостроительной отрасли Севастополя только ЦКБ «Черноморец» сработало с плюсом 3 млн рублей.

– Кому не понравились ваши успехи?

– Уже тогда стали муссироваться слухи, что у правительства Севастополя появились виды на здание ЦКБ «Черноморец». В августе 2015 года сюда приехал директор департамента аппарата правительства города Олег Росляков, который сразу заявил о том, что приехал решать вопрос переселения ЦКБ из здания на пл. Лазарева. Мы с ним говорили в течение часа. Я ему все подробно рассказал, показал. В итоге он мне сказал, что доложит губернатору Сергею Меняйло о том, что ЦКБ «Черноморец» надо оставить в покое. И на полгода все эти вопросы прекратились.

– Меняйло с вами встречался?

– Да, в первой половине 2015 года. Встречи были очень конструктивные. Но, к сожалению, потом, когда нам потребовалась помощь от правительства Севастополя, ситуация изменилась.

В конце декабря 2015 года проводил совещание вице-губернатор Алексей Еремеев с руководителями судостроительных предприятий, я на нем присутствовал. У всех предприятий были проблемы. И когда я сказал, что у нас все выполнено, что людям мы заплатили премию, что долгов нет, то некоторые руководители предприятий отреагировали неадекватно, они почему-то расхохотались. Коллеги не порадовались нашим успехам. И закончилось тем, что через два дня мне, предварительно согласовав назначение на должность директора ЦКБ, позвонили из правительства Севастополя и сказали, что директором будет другой человек.

Кстати говоря, в 2016 году мы успешно выполнили гособоронзаказ. Это 8 проектов. «Черноморец» был единственным среди севастопольских предприятий, который выполнил на 100% гособоронзаказ. И об этом было доложено на совещаниях, которые проводило высшее руководство страны. На 2017 год план заказов составляет более 30 млн рублей.

В дальнейшем стали возникать небольшие задолженности по зарплате и все чаще стали возникать вопросы переселения ЦКБ в связи с тем, что объемов заказов нам не хватало. Но я должен сказать, что предприятие может работать с большой прибылью или с убытками, но это – жизнь. Потом ситуация все равно выравнивается, и это нормально. Важно и то, что все вопросы загрузки предприятия решает само предприятие, но не правительство Севастополя. Это не их уровень, не их ответственность.

Но удивило то, что в начале декабря 2016 года был издан приказ министерства промышленности и торговли РФ, в котором нашим куратором определена Объединенная судостроительная корпорация. Этим документом определяется, что ОСК должно загрузить ЦКБ на 5 млн рублей. Прошло полгода. Никто ничего не выделил. На вопрос: ребята, а когда ж вы будете нас обеспечивать, был ответ, что, мол, нам ЦКБ «Черноморец» не особенно нужен. На что мы отвечали, что, мол, нам и ОСК не нужно.

И на прошлой неделе в минпромторге РФ состоялось совещание, на котором рассматривался вопрос ЦКБ «Черноморец». Я доложил ситуацию, попросил убрать ОСК из наших кураторов и сделать куратором Крыловский центр, который тесно с нами сотрудничает. В конце совещания нам было сказано, что решение о вашей судьбе принимает правительство Севастополя.

Более того, мы ранее подали документы в городское правительство о передаче нам в федеральную собственность, но оно не очень-то стремится это делать.

В ЦКБ хранятся порядка 5 млн чертежей, 30 тысяч ОСТов и ГОСТов, которые до сих пор действуют, и порядка 60 тысяч экземпляров уникальной технической литературы, которая постоянно обновляется.

Самое главное, что та работа, которую мы выполняли в 2015-2016 годах уже в рамках российского правового поля, показала способность ЦКБ выполнять заказы по качеству и срокам.

– Получается так, что при губернаторе Меняйло вас хотели «задушить», но этого не сделали, а при Овсянникове «душат». Когда начали?

– Насколько я знаю, в конце 2016 года.

– Были заезды чиновников из правительства Севастополя в 2017 году?

– Я не контактировал с ними. Но я знаю, что приходили, смотрели наши архивы, библиотеку. Постоянно были разговоры и необходимости переезда ЦКБ «Черноморец» на мощности «Севморзавода». Однако там, на заводе, совершено неприспособленное помещение, которое требует основательного ремонта. Там надо делать инженерные проводки и разводки. Там нет системы отопления.

– Другим словами, условия, в которые вас переселяют, не соответствуют нормальным?

– Да, это так. Там нельзя хранить наши архивы, документы, книги. На совещании в минпромторге я сказал, что на сотни километров вокруг Севастополя такого ЦКБ, как «Черноморец», просто нет. Самое ближайшее КБ расположено в Санкт-Петербурге.

Я еще могу понять цель нашего переезда, когда нам дают здание в отремонтированном состоянии, в котором соблюдены все требования для работы проектировщиков. Однако нас просто выселяют в чистое поле, я бы так сказал.

Более того, нас присоединяют к ГУП «Севморзавод», это же не филиал «Звездочки». А ГУП – это директор, главный бухгалтер, юристы и работники, не занимающиеся производством. Я понимаю, если бы ГУП «Севморзавод» присоединили к ЦКБ «Черноморец».

– Видимо, главное в том, что у определенных чиновников есть интерес к вашим помещениям?

– Наверное…

– Как в коллективе восприняли, образно говоря, «поворот северных рек»?

– Настрой в коллективе подавленный, не праздничный. Люди не понимают, почему не ценится их труд, почему забыты 70-летние традиции.

Коллектив будет трудно сохранить, а хороший конструктор – это не просто так, это годы подготовки. Это, если хотите, способ мышления, не всякий человек выдержит такую напряженную и ответственную работу. Не всякий конструктор, когда приходит к нам, выдерживает, многие уходят. А те, кто есть сейчас – это мощный костяк, способный решать любые по сложности задачи.

– Обращались ли к вице-премьеру Рогозину, который всегда ранее обещал «Черноморцу» поддержку?

– Да. Профсоюзный комитет ЦКБ обращался. Помощи не просили, просили не мешать работать.

Новости Статьи Интервью Фото Видео Редакция Реклама