НОВОСТИ

18 июля 2018

Ученый-первооткрыватель Виталий Гох: Под Крымом протекает нефтяная река

12:40 9 января 2018 Распечатать

Этот человек у одних вызывает восхищение, другие же считают его выдумщиком. Действительно, как оценивать ученого, который уверяет, что при помощи фотографии способен найти любое вещество под землей и на дне океана? Как относиться к человеку, который считает, что обнаруженные им крымские пирамиды являются частью большой системы, так или иначе поддерживающей жизнь на нашей планете? Конечно, неоднозначно.

Одно несомненно – факты. Виталий Гох со стопроцентной вероятностью нашел воду в пустынях Монголии, Австралии и Африки. Золото – в Севастополе. Нефть в Мавритании и на шельфе Черного моря. Он безошибочно указывает площадь и глубину залегания полезных ископаемых, и заказчику остается только начать их добычу. А сегодня ученый уверяет, что под Крымом протекает мощная нефтяная река.

Понятно, что свои способности и инструменты ученый держит в тайне и говорит лишь о двух открытых им способах – геогидродиагностике и геоголографии, которые в сумме дают невероятные результаты. Однако «Новому Севастополю» кандидат технических наук Виталий Гох согласился открыть несколько, конечно, не главных, но секретов.

– Виталий Анатольевич, с чего, собственно, все началось? Как вы открыли способы геогидродиагностики и геоголографии? 

– В 1990 году я ушел на пенсию с должности преподавателя электродинамики в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище и решил активно заняться дачным участком, а воды на нем нет. Начал изучать вопрос, спрашивать дачников, подсказали, что можно с помощью двух алюминиевых антеннок найти воду – это простой способ, его знают все. И я его применил, обнаружил воду на своем участке, в течение нескольких недель выкопал девятиметровую яму и таким образом получил то, что хотел. Однако, копая, я точно не знал, на какой глубине будет вода, будет ли она вообще и сколько ее будет.

Меня заинтересовал вопрос, каким образом добиться стопроцентного прогноза поиска воды – и по координатам, и по глубине, потому что способ антеннок и проволочек дает вероятность 50%.

Осенью 1990 года предложили мне семейную путевку в Ялтинский военный санаторий. Я решил совместить приятное с полезным: взял с собой проволочки, пришел на мост через реку и сравнивал свои результаты с видимым глазу расстоянием от меня до поверхности воды, чтобы усовершенствовать способ и точно знать глубину залегания воды. Пришел к выводу, что антеннки надо градуировать (снабдить шкалой). Отградуировал.

– А разве раньше люди до этого не додумались?

– Может, и додумались. Но важно то, что моя энергетика рук и головы несколько выше, чем у среднестатического человека, что также помогло в развитии способа геогидродинамики. Чуть позже я понял, что энергия, которая стекает с антеннок и моих рук, проникает под землю, возбуждает воду, нефть, любое другое вещество. И возбужденная масса посылает энергию на антеннки.

И все равно антеннки не дают точного результата, потому что можно попасть не на воду, а на геомагнитную аномалию. Как избавиться от такой ошибки? Решил, что энергия должна стекать вглубь земли с какого-то более мощного излучателя. Взял кинескоп одного из приборов, который способен посылать мощную и мягкую энергию, а замерял результат теми же градуированными антеннками. Провел несколько опытов и пришел к выводу, что этим прибором можно с очень большой вероятностью искать воду.

Сконструировал несколько источников СВЧ-поля, поставил их на своем земельном участке под некоторым углом к предполагаемому водному горизонту и начал экспериментировать. Отраженный от воды сигнал улавливал прибором-приемником, а затем при помощи математических вычислений определял и глубину залегания, и место. Способ работал, я его стал оттачивать. Искал воду на Фиоленте, помогал всем дачникам, кто обращался, и ни разу не ошибся.

Я описал свой способ, запатентовал его в 1992 году, заплатив за патент 1,5 млн гривен. Мне выделил субсидию председатель садового товарищества, которому я помог найти воду на его земельном участке.

– Информация о ваших способностях быстро разлетелась по Севастополю. Этот период помнят люди постарше…

– Да, в то время мне власти предложили заняться поиском альтернативных источников водоснабжения. Как главному специалисту отдела экономики Гагаринской госадминистрации мне было поручено обследовать фактически весь Гагаринский район и часть Ленинского района. Я сработал, дал точные площади и глубины. Специалисты пробурили 37 скважин в Гагаринском районе, установили ручные насосы. Это было в 1992-1993 годах. Люди качали воду и использовали для питья. Но СЭС запретила использовать эту воду, потому что глубины были небольшие – до 45 метров. Мы вывешивали таблички с предупреждением, что воду нужно кипятить.

1992-1994 годы были в Севастополе безводными. Чернореченское водохранилище иссякло. Власти подали днепровскую воду из Межгорного водохранилища, и началась эпидемия гепатита. Пытались свалить на меня, мол, эпидемия из-за скважин. Однако анализы показывали, что вода из скважин чистая, а в воде водоканала обнаружили массу всякой гадости. Однако нам дали команду снять рычаги с насосов и фактически законсервировать скважины.

– И вы остановились?

– Нет, что вы! Я пошел дальше. Задумался над тем, что, если можно найти под землей воду, то почему нельзя найти какое-то другое вещество, например, нефть и золото. Выезжал с приборами на автозаправки, посылал энергию под землю и безошибочно обнаруживал закопанные емкости с топливом, мазутом, отработанном маслом. Делал это, чтобы подтвердить свои выводы.

Однако меня продолжал волновать вопрос более точного определения вещества под землей. В этой связи я отработал способ геоголографии, используя фотоснимки, отпечатанные на фотобумаге.

Поясню. Каждый элемент обладает своим структурным полем на уровне испускания излучений микрочастиц. И если провести модуляцию этого поля и направлять его с помощью антенны в любую точку пространства или даже фотоснимка, то таким образом можно искать подобные элементы и вещества. При попадании излучения, присущего, скажем, золоту, на золото возникает резонанс, который можно записать особым прибором. Это, конечно, удивительно, но фотобумага способна задерживать либо записывать информацию о веществе. Кстати, золото под Севастополем мы нашли при помощи аэрофотоснимков.

У меня есть брат, который живет в Москве. Он работал в НИИ и использовал в своей деятельности аналоговые космические фотоснимки. Он мне предоставил целый пакет таких материалов. И вот, отрабатывая метод геоголографии на этих снимках, мне удалось найти месторождение золота на окраине Севастополя.

Сел в свой «жигуленок», поехал в село Гончарное, было это в 1998 году, и с помощью прибора подтвердил наличие в горе драгоценного металла. Остановился, начал проводить детальные измерения. Подошел ближе к скале. Увидел на камне искрящиеся вкрапления. Отрубил кусок скалы. Еще раз замерил своим прибором и пришел к выводу, что это золото. Таким образом, вышел я на богатейшее месторождение золотой руды.

– Насколько мне известно, вас тогда и до небес возносили, и шельмовали нещадно…

– Действительно, было непросто. Но я тогда горел желанием доказать жизнеспособность своих способов и мало обращал внимания на нападки. А что касается золотого месторождения, то мы пригласили на место специалистов института минеральных ресурсов, которые подтвердили в породе наличие золота. Председатель комитета горсовета Севастополя по экономике Шестаков заинтересовался этой темой, меня поддержал.

Однако специалисты, которые делали шурф, взяли на анализ не только камни с вкраплениями золота, но и много другой породы, не имеющей отношения к месторождению, и укатили в Симферополь. Там сделали анализ, а меня обвинили в том, что я все придумал. Я, в свою очередь, стал им возражать. Информация с подачи оппонентов пошла в СМИ, которые в один голос утверждали, что месторождения золота нет. В это же время проходит сессия горсовета, на которой выступает один из членов комитета по экономике и говорит: мол, надо что-то делать, ситуация выходит из-под контроля, руду вывозят на лошадях! «Золотая лихорадка» поразила местное и неместное население, в частности, бойких людей с Магадана.

Один знакомый мне рассказывал, что руду старатели дробили, выкладывали на большие жестяные листы, подогревали их снизу паяльными лампами, золото приставало к железу – так его и добывали. В итоге выгребли все месторождение, пока власти думали, как отнестись к моей информации. По моим предположениям, на тонну руды приходилось 150-200 граммов золота.

Хорошо то, что я не все показал. В том районе есть и другие месторождения золота, но я о них не расскажу, иначе их тоже разграбят.

– То есть вы опять потерпели неудачу в Севастополе?

– В Севастополе, увы, не получилось. Однако стали поступать различные предложения из разных стран, и я переключился на них. Предложили поискать нефть в Сибири по заказу компании «Курганнефтегаз». Выехал на место, отработал добросовестно и дал не только контуры перспективного нефтеносного района, но и глубину залегания и даже углы, под которыми распространяются нефтяные потоки. Пришлось передвигаться по территории часто по пояс в снегу.

В пустыне Сахара в 2002 году по заказу бизнеса искал и нашел воду и нефть. Сейчас там организована промышленная добыча углеводородов. И, насколько мне известно, очень успешно.

Был заказ от компании «Черноморнефтегаз» провести экспертизу семи потенциальных газоносных районов. Провел и показал, где есть полезные ископаемые, а где их нет. Более того, нашел своим методом точное место разрыва газопровода в районе одного из месторождений – такой бонус получился.

Когда работал профессором на ядерно-техническом факультете Севастопольского института ядерной энергии и промышленности, а это было в 2008-2012 годах, собрал команду единомышленников. Работали по всему миру. Например, высшее руководство Монголии в 2009 года заказало нам поиски воды в пустыне Гоби, где ранее были обнаружены запасы медной руды. Руду добывать без воды невозможно. Воду нашли, пробурили с десяток скважин на глубины 250-300 метров и из всех получили воду в промышленных объемах. Работали также с монгольской фирмой «Эрдэнэт», искали медную руду. Нашли.

Сотрудничали мы и с фирмами, которые искали урановые руды в Монголии. Уран также нашли. И получили награды – медали в честь 90-летия монгольской геологии.

В 2012 году мне заказывали работу для городского водоканала. Я обследовал вблизи Чернореченского водохранилища 900-метровую скважину. Из нее идет хороший напор и выходит на поверхность без посторонней помощи. Мне удалось выяснить, что воду можно получать не только из скважины, но также и с большой площади земли. В этом месте вода через известняки подходит прямо к поверхности. По моей рекомендации прокопали траншею и пустили воду прямо в водохранилище. Получили 14 тысяч тонн воды в сутки. Этот источник работает и сейчас.

Были в Индонезии, газ и нефть искали. Был в Австралии в 2011 году, воду нашел в интересах фермеров. Причем, в центральной, пустынной части.

Пригласила меня несколько лет назад феодосийская геологическая партия обследовать промышленную нефтеносную скважину. Геологи попросили выяснить, как работает скважина, которая 10 лет дает по 10 тонн в сутки и не иссякает. Оконтурил небольшое месторождение и нашел разлом, из которого идет нефть и пополняет скважину. Таким образом, дал ответ, почему скважина не иссякает.

Еще нужны примеры?

– Убедительно. Не расскажете таинственную историю с онковирусами в днепровской воде, которая некоторое время назад поступала в Севастополь?

– Еще при Украине, в 2012 году, когда в Севастополь периодически поступала днепровская вода, мы обнаружили в ней огромное количество онковирусов. Мы нашим способом обнаружили, что весь Днепр заражен ими. Начали искать источник заражения. Сначала вышли на северную часть Киевского водохранилища, затем в речку Ирпень. Оказывается, в Ирпене была секретная биологическая лаборатория, в которой исследовались вирусы гепатита. В 1985 году лаборатория взорвалась, и вся биологическая гадость через грунтовые воды попадала в речку, а по ней в водохранилище и Днепр.

Написали мэру Севастополя Яцубе письмо с просьбой не давать воду севастопольцам до полного выяснения вопроса. Мне ответили подчиненные Яцубы – советовали не беспокоиться, так как вода, якобы, проходит через проверки СЭС.

Мы доложили в ФСБ в Москву. ФСБ доложила Путину. Путин прислал на Украину две передвижные лабораторные установки, которые выехали в Ирпень, взяли анализ почвы, воды. Мои выводы подтвердились. Но что там дальше произошло? Не знаю, майдан вмешался. С другой стороны, вода из Днепра в Севастополь не поступает.

– Устраивали вам и вашим способам проверку в научных кругах?

– Устраивали. Например, в 2009 и 2010 годах трижды бывал в США. В университете штата Юта мне устроили проверку по 10 нефтеносным скважинам. Получился результат с точностью 98,3%. В штате Техас по моей рекомендации пробурили нефтеносную и газовую скважину, она до сих пор работает.

– А что же Крым? Неужели под нами ничего нет?

– Под нами нефть и газ. Крым очень богат этими ископаемыми. Мы еще в украинское время обнаружили нефтяной поток, который идет от острова Змеиный через Черноморское и Евпаторию до Бахчисарая и дальше на Белогорск, откуда делится на две части. Одна часть идет на Керчь, а вторая на юг Крыма. Глубина залегания нефти небольшая – 900-950 метров. Газ также входит в Крым в районе Черноморского и уходит в Азовское море и на север Украины. Объемы нефти и газа в Крыму – промышленные. Их можно добывать.

Помню, в 2009 году даже готовили некий договор для более широкого обследования нефтеносных пластов, но до практических действий не дошло.

Скажу больше. На основе способа геоголографии мной создана карта циркуляции мировых углеводородов. Нефть образуется в районе Бермудского треугольника. Там большой пролом плиты глубиной 30 км. Туда устремляется морская вода и водоросли Саргассового моря. В глубине происходит преобразование водорослей в нефть и газ, а горячая вода выходит на поверхность, которая образует теплое морское течение Гольфстрим.

– Фантастика! Трудно в это поверить…

– …а под Севастополем в огромном, промышленном объеме текут геотермальные воды. Севастополь стоит на геотермальных водах. Мной проведены исследования на это счет, геотермальная вода есть в нескольких районах города на километровой глубине с отличными характеристиками. Температура воды составляет 85 градусов и может быть использована для отопления домов в зимнее время. Кстати, власти собирались бурить скважину в районе Камышовской котельной, но дело сорвалось.

Технологии использования термальных вод работают на Камчатке, их можно использовать. Такую воду в Севастополе не нужно поднимать из глубины насосами, она сама под давлением может выйти на поверхность. Мы проводили исследования в Крыму, горячие фонтаны бьют на высоту 180 метров.

Кстати, очаг термальной воды с температурой 90 градусов находится в районе села Орлиное Балаклавского района. Оттуда подземная река течет в сторону Симферополя. Температура воды падает до 65 градусов, а в районе Донузлава она составляет уже 45 градусов.

– Вы также являетесь первооткрывателем 37 крымских подземных пирамид. Эта тема заглохла?

– К сожалению. Но не потому что она бесперспективна, а потому, что с теми людьми, которые работали на раскопках, начали происходить странные события. Было пять случаев, когда без какой-либо причины в шахте на голову копателя падал камень с высоты около 40 метров. Успевали уворачиваться. Спасали каски. Люди отказались работать.

Некоторым геологам становилось плохо в этом месте. Один человек из Одессы потерял сознание. Крымская журналистка просто не могла в этом месте находиться, ее одолевали сильные головные боли. Мне удалось выяснить, что в районе раскопок очень высокая энергетика. Не все ее могут выдержать.

– Расскажите, как вы открыли эти пирамиды и в чем их предназначение?

– Весной 2001 году получил я заказ горсовета на поиск термальных вод в районе станции Севастополь-Товарная. Решил с коллегами для надежности исследования прорыть 15-метровую шахту и из нее просканировать подземные горизонты. Начали рыть и на глубине 12 метров обнаружили странную и очень крепкую кладку. Вскоре выяснили, что это подземная пирамида высотой 45 метров.

Вся она состояла из герметичных куполов по 45 сантиметров в высоту. Внутри каждого купола находились оплавленные кварцевые стержни с остатками древесного угля и золы и обмазаны яичным белком. Купола были вмонтированы в гипсобетон. Анализ показал, что они представляют собой кварцевые генераторы с углекислотным наполнением. Белок служит тестовым фильтром – входит в резонанс и пропускает лишь определенные частоты. Все этом связано с космической энергией.

Профессор Международного института соционики доктор физико-математических наук Букалов специально приезжал в Севастополь в этой связи. Приезжал известный ученый, профессор университета штата Аризона (США) Алан Хилдебранд, спускался в шахту. А когда вышел на поверхность, то сказал мне: вы подтвердили мою гипотезу о том, что пирамиды были построены на Земле в эпоху динозавров. В бетонной плите были найдены скорлупки от яиц именно динозавров, которые вымерли 60 млн лет назад.

– И все же не ясно, кто и зачем строил эти пирамиды?

– Вряд ли это нам удастся выяснить. Но точно известно, что вся Земля опутана сетью подобных пирамид. Одни работают на прием космической энергии, другие ее передают, в частности, крымские.

Например, не так давно французы в Египте в пустыне на глубине 40 метров раскопали 2 пирамиды, аналогичные крымским.

Что касается предназначения пирамид, то оно космическое. Пирамиды энергетически связаны с тремя звездами Вега, Капелла и Калопус, которые состоят из холодной, разумной плазмы. Они, в свою очередь, связаны с еще более дальними аналогичными звездами. Я уверен в том, что таким образом осуществляется контроль за состоянием ядра Земли, в котором идет термоядерный синтез. И наша Земля поэтому находится в стабильном состоянии, на ней процветает жизнь.

Подписывайтесь на наш telegram-канал
Делитесь в социальных сетях
FACEBOOK
Новости Статьи Интервью Фото Видео Редакция Реклама