НОВОСТИ

22 сентября 2018
21 сентября 2018

Александр Лившиц: Севастопольские строители переняли дух послевоенного восстановления города

12:33 13 августа 2018 Распечатать

День строителя, который в этом году представители отрасли отметили 12 августа, совпал с 70-летием начала основного периода восстановления Севастополя после Великой Отечественной войны. В память о том подвиге власти города и современные строители устроили праздник для участников возрождения Севастополя. О важности тех событий и их роли в современной истории рассказал президент Союза строителей Севастополя Александр Лившиц в рамках специального проекта «Из руин возрожденный»

– В апреле 1944 года, когда Севастополь был еще оккупирован, в Симферополе уже создается управление по восстановлению города. Что увидели военные и строители, войдя в город?

– Действительно, война еще продолжалась, Севастополь был оккупирован немецкими войсками, а в Симферополе в конце апреля 1944 года был создан трест «Севастопольстрой», работники которого 12 числа уже были в Севастополе и буквально сходу приступили к восстановлению города. Это были не только работники треста, но и военные строители. Надо отдать должное – они сразу приступили к восстановлению жизненно важных объектов. Вода, канализация, обеспечение флота... Все, что было необходимо для жизни того небольшого населения, а жителей осталось чуть меньше четырех тысяч человек, чтобы город начал жить и развиваться. И за первые три года эти объекты были восстановлены, обороноспособность города была восстановлена, обеспечение флота было восстановлено, все жизненно необходимые инфраструктурные мероприятия были выполнены. Где-то к 1947 – началу 1948 года город уже жил и работал.

– Тем не менее в 1948 году сюда приезжает Сталин, после чего принимается постановление Совета министров СССР об ускорении темпов восстановления города. Можно предположить, что темпы его не устроили? Или стояла некая политическая задача восстановить Севастополь как можно быстрее?

– Как мы знаем из книг и воспоминаний, конечно, это была в первую очередь дань героизму города, а во вторую – политическая задача. В 1944-1945 годах здесь побывало немало иностранных корреспондентов, иностранных деятелей, которые увидели разрушенный город, практически полностью стертый с лица земли. Иностранные лидеры заявили Сталину, что на восстановление города уйдет не менее 30, а то и 50 лет. Нас, конечно, это не устраивало.

Поэтому и было издано это распоряжение №403 от октября 1948 года, в котором говорилось, что город надо восстановить в максимально короткие сроки, и для этого был перечень из 120 позиций. Во-первых, сюда направлялись люди. Во-вторых, это было отдельное подчинение по снабжению. Город вообще стал городом федерального значения, он был напрямую подчинен Москве. И все мероприятия, которые были предприняты правительством, сыграли свою роль в течение ближайших пяти-шести лет – центральная часть города была отстроена.

– В СМИ повсеместно встречаются данные о семи уцелевших зданиях. Что это за здания?

– Говорят, 7. Кто-то говорит – 19. Здания, которые стоят на центральном «кольце», можно перечислить по пальцам – Художественный музейгостиница «Кисть», на Большой морской – здание Главпочтамта, Покровский собор, институт физических методов лечения имени Ивана Сеченова (будущий Дворец пионеров), и несколько других. 

Конечно, уцелели условно – они были менее разрушены, чем другие, но тем не менее, эти здания подлежали восстановлению. Это были мощные здания, построенные еще до революции, и передавали ту эпоху.

– Было ли восстановление этих зданий приоритетным?

– Не могу говорить, было ли в приоритете восстановление старых зданий или строительство новых. Но я точно знаю, что эти здания было решено полностью сохранить, придать им тот вид, который был заложен при строительстве. И в принципе, эта задача была выполнена. Здания, которые перечислены, точно такие, какими они были построены в конце XIX века.

– Мы находимся на Приморском бульваре, и он значительно больше, нежели был до войны. Часть его – по Нахимовскому проспекту – была застроена. Тем не менее напротив стоят дома, построенные заново. Они же были полностью уничтожены. Их сносили под ноль?

– Я являюсь коренным севастопольцем. Родился вот в этом здании (ныне - Институт дополнительного профессионального образования СевГУ), после войны оно было роддомом до 60-х годов. И здесь была еще одна улица – Фрунзе. Мы сейчас фактически сидим на улице Фрунзе. Она была полностью разрушена, снесена, и на этом месте построен театр им. Луначарского – строила его Софья Дмитриевна Алмазова. Это очень известный строитель в Севастополе.

Мне кажется, что, естественно, архитекторы, которые работали над генеральным планом и над образом центральной части, постарались вновь строящиеся здания – театр, морская библиотека и другие – создать в образе тех зданий, которые существовали или уцелели. Они их не просто в образе создали, но и в масштабе.

У нас сейчас есть разногласия, каким должен быть город – высокий или низкий, но масштаб зданий XIX века, который мы сейчас видим, достаточно крупный. Например, Художественный музей или Аквариум. Это крупные здания даже для XIX века, которые похожи на питерские. Конечно, сооружения, которые находятся рядом с уцелевшими зданиями, создавались в аналогичном образе. Поэтому нам и кажется, что здания-близнецы или гостиница «Севастополь», или здание Морской библиотеки – такие же массивные, как и те, что были построены здесь при царе-батюшке.

– Можно ли утверждать, что сегодняшний центр города является историческим?

– Это большая ошибка, когда говорят, что Севастополь начинался с Графской пристани. Севастополь начинался в 1783 году, и локация была на Корабельной стороне – там был построен первый флотский экипаж, там жили моряки, в Корабельной бухте стояли первые корабли. И около первого флотского экипажа была первая улица Севастополя, которая называлась Адмиральская. И когда там случилась чума, город мигрировал в эту сторону (нынешней площади Нахимова). Действительно, здесь были заложены Офицерское собрание, Графская пристань, другие здания, и город начал в 1800-х годах развиваться с этой стороны. Здесь возник новый центр, каковым и остался по сей день.

– Как уцелела Графская пристань в годы Великой Отечественной войны? 

– Повезло. Других слов просто нет.

– Ее можно после этого назвать настоящим символом защитников города?

– Естественно. Это сооружение наряду с другими известными кадрами… Памятник затопленным кораблям, Графская пристань, Панорама – это те кадры, которые у нас возникают в голове, которые мы помним с детства.

– Гостиница «Кисть». К ней была сделана пристройка, и это, пожалуй, тот уникальный случай, когда пристройка не портит исходное здание. Гостиница тоже хорошо сохранилась в войну, что позволило в дальнейшем здание использовать?

– Насколько я знаю, гостиница сохранилась практически полностью. Мне в 1984 году приходилось в ней работать, повезло, посчастливилось – мне доверили строительство котельной. Я эту гостиницу хорошо изучил, знаю, что там внутри и снаружи, что под землей. Повезло, уцелела практически полностью.

– Уже к 1954 году Севастополь был официально восстановлен. Он даже стал больше, чем довоенный. Чем можно объяснить то, что компактный до войны город сейчас стал очень растянутым?

– Город расширялся не просто так. Известно, что, начиная с 1957 года, здесь была объявлена индустриализация, создавались приборостроительная база, ремонтная база кораблей, гражданский флот, китобойная флотилия, предприятие «Атлантика». Затем создавались радиозавод, завод «Парус», институт под нашу приборостроительную базу. Поэтому в город, начиная с 1957 года, стали приезжать люди, те работники, которые впоследствии поднимали перечисленные отрасли. И, естественно, им где-то нужно было жить, растить детей. Так город и начал расти.

Камышовая бухта, где создавался гражданский флот, развивалась – там строились дома, школы, детские сады именно для тех, кто работал в порту. «Серго Орджоникидзе» было мощным предприятием – оно строило свое жилье на проспекте Победы совершенно с противоположной стороны. Завод «Парус» начал осваивать Радиогорку на Северной стороне. Вот так получился растянутый образ города.

Я помню очень хорошо 1972 год – город заканчивался на Остряках возле магазина «Океан», на Силаева было разворотное кольцо, троллейбус дальше не ходил. А что касается проспекта Октябрьской революции, там стояло с правой стороны три десятка четырех- и пятиэтажных домов. Вот и весь город по растянутости. Потом это все стало застраиваться. Миграция населения была достаточно высокой. Достаточно посмотреть на рост населения. Если мне не изменяет память, в 1957 году в городе проживало 116 тысяч человек, а уже в 1974-м – более 200 тысяч, а к 1985-му – 400 тысяч. То есть город наполнялся людьми, которые хотели здесь жить, здесь работали, поэтому где-то к середине 80-х годов город насчитывал 419 тысяч человек. Соответственно, им нужны были дома, школы, детские сады, поликлиники, больницы.

– Как город принял послевоенных строителей? Кто обеспечивал быт?

– В Загородной балке стояла база треста «Севастопольстрой», там был конный двор, было много подвод, лошадей – не брезговали и конной тягой. Там же, на Пожарова, примерно в том районе, строились так называемые временные сооружения для проживания – бараки. Использовалась улица Супруна, там начали первые дома строить для севастопольских строителей, так и расселяли. Были общежития, в общежитиях были воспитатели, они занимались молодежью, следили, чтобы они правильно работали и правильно отдыхали. Я еще застал тех людей, посчастливилось работать с тем поколением, которое приехало сюда на восстановление города. Они много рассказывали, как работали по 12 часов, как был организован отдых, питание.

В 1947-48 году появились первые башенные краны, их можно увидеть на фотографиях. И строительная отрасль начала жить и создавать то, что мы сегодня видим.

– Восстановление Севастополя проходило в том числе под лозунгом «Каждому севастопольцу – по строительной профессии». Как проходило обучение?

– Во-первых, были фабрично-заводские училища, и их было много. Были учебные пункты. То есть все вновь прибывшие и желающие работать на стройке обязательно проходили обучение. Сюда направлялись специалисты из техникумов других городов – из Курской области, Белгородской, Воронежской, из Кубани… Сюда приезжали десятки, сотни специалистов из техникумов и институтов, начинали здесь трудовую деятельность.

Позже организовали и филиал Одесского строительного института. То есть обучению строителей уделялось большое внимание, это дало свои плоды.

– Нынешняя застройка Севастополя вас устраивает? Ветераны по-разному относятся к этому вопросу.

– Многие злые языки говорят, что все завтра развалится – строят непрочно и неправильно. Я хочу сказать, что школа севастопольских строителей, если мы говорим о несущей способности здания, о его устойчивости, очень серьезная. Специалисты у нас грамотные, понимают, что такое сейсмика. Строится качественно в плане устойчивости, ничего у нас не упадет, будет все стоять. А те злые языки, которые болтают, что при сейсмике ничего нельзя строить, – это дилетанты, которые не понимают, что технически решается любой вопрос. Просто это будет дороже, больше металла, более мощные конструктивные элементы.

Что касается образа, конечно, образ Севастополя, особенно в жилых микрорайонах, подпортился из-за того, что длительное время город не развивался микрорайонами. Последний микрорайон мы заложили где-то в 1980 году – это пятый-шестой микрорайон, куда протащили сети, дороги, и он до сих пор строится. Других мест развития не было. Поэтому застройщики пытались посадить дома там, где это максимально выгодно, поближе к коммуникациям, к морю. Из-за этого есть значительные искривления в образе, которые, к сожалению, сегодня не убрать – здания у нас рассчитаны на 100 лет. Значит, будем ожидать, что, когда придет время, эти здания будут убраны. Есть здания, которые реально мешают.

Нам в Севастополе повезло, потому что мы знаем предыдущее поколение. Они были нашими наставниками, мы у них учились. Естественно, переняли тот дух, тот напор, те возможности человеческие и как их правильно использовать. Мы это тоже постарались перенять и передать тому поколению 30-35-летних, которые работают после нас и работают хорошо.

Мне кажется, те люди, которые сегодня приезжают из других регионов, выигрывают подряды, работают у нас, пропитываются этим севастопольским духом. Пускай мы на них обижаемся? или они на нас, но все равно, когда они выполняют свои объекты и уезжают на материк в свои города, увозят отсюда частичку севастопольского строительного духа.

Ведь такого напора, как в Севастополе, такого общественного глаза за строительством, которое дисциплинирует строителей, заставляет их работать более качественно, быстрее, в регионах нет.

Подписывайтесь на наш telegram-канал
Делитесь в социальных сетях
FACEBOOK
Новости Статьи Интервью Фото Видео Редакция Реклама