НОВОСТИ

20 октября 2017

Олег Гасанов: «Новый генплан Севастополя существенно нарушает имущественные права горожан»

10:54 11 мая 2017 Распечатать

Проект генплана Севастополя, представленный правительством города в конце апреля, взволновал горожан: многие земельные участки, гаражные кооперативы и частный сектор оказались в зоне перспективных застроек. За последние несколько недель городские власти также приняли несколько решений, которые не находят поддержки среди горожан. Передача детского лагеря отдыха им. Комарова (имущественный комплекс «Береговое») в федеральную собственность также вызвала огонь общественной критики. Кроме того, разработанный правительством города проект закона, позволяющий выдавать крупным инвесторам землю без конкурса, не нашел поддержки севастопольцев.

«Новый Севастополь» поинтересовался у заместителя председателя Общественной палаты города Олега Гасанова его мнением на этот счет.

– Обращаются ли севастопольцы в Общественную палату по вопросам, связанным с генпланом? Чего от вас хотят и чего от вас требуют?

– Департамент архитектуры и градостроительства правительства Севастополя запустил процесс общественных обсуждений проекта генерального плана города. К сожалению, к организации обсуждений ни общественные организации, ни Общественная палата как субъект общественного контроля привлечены не были.

К нам в Общественную палату обращаются жители и сообщают о том, что обсуждения проводятся с существенными нарушениями. Например, в местах, где размещен проект генплана, отсутствуют журналы регистрации, пояснительные материалы. Что касается самого документа, то люди возмущены так называемым зонированием территории. Они видят наложения в зонах, указанных в генплане, на территории, где развивается индивидуальное жилищное строительство. Фактически зоны высокоэтажной застройки залезли на кооперативы ИЖС, дачные кооперативы.

Учитывая, что переходный период у нас продолжается, севастопольцы до сих пор не успели переоформить свои правоустанавливающие документы с украинского образца на российский, у горожан появилось опасение, что при принятии генплана с таким зонированием территории могут начаться обыкновенные изъятия земельных участков.

Нам хорошо известна ситуация, происходящая на сегодняшний день в департаменте имущественных и земельных отношений правительства Севастополя: привлечена к работе частная юридическая компания, очень хорошо известная в Севастополе, которая связана с краснодарским бизнесменом Олегом Николаевым и бывшим председателем Законодательного собрания Алексеем Михайловичем Чалым, которые в судах пытаются оспорить право пользования земельными участками жителей Севастополя. По информации, имеющейся в Общественной палате, подобных исков в судах рассматривается 2,5 тыс. Данные исковые заявления коснутся 10 тысяч севастопольцев. Процесс передела собственности, процесс изъятия земельных участков севастопольцев уже запущен.

Мало того, неизвестна и была непрозрачной процедура объявления самого конкурса на разработку генплана. Непонятны основные цифры, на которых строился этот генеральный план, непонятно, какое количество жителей на сегодняшний день реально проживает в Севастополе, какова нагрузка на транспортный каркас города. От этого очень многое зависит при расчетах, какой перспективный рост мы хотим видеть в ближайшие 10-20 лет, на которые разрабатывается генплан, какова реалистичная обеспеченность жилыми помещениями на сегодняшний день у жителей города.

Неясно, каковы основные направления развития социальной инфраструктуры, какова потребность в больницах, школах, детсадах. Все это невозможно рассчитать, не имея объективных данных о том, что происходит сегодня в Севастополе.

Даже существует конспирологическая версия, что тот генеральный план, который сегодня представляется, является переделкой украинского генплана 2005 года, на котором просто произведено изменение зонирования территории, изменение целевых назначений земельных участков в пользу развития и получения данной земли крупными застройщиками.

– То есть лоббируются определенные интересы?

– Предполагаем, что да. Если что-то делается, значит, это кому-то нужно.

– Вы считаете, что генплан не коррелирует со стратегией социально-экономического развития Севастополя, которая была разработана по заказу правительства?

– Для меня вообще очень странен порядок появления данных документов. На мой взгляд, первый документ, который должен был быть представлен, – это проект генплана. И только на его основании, когда у нас есть четкое понимание, какими же ресурсами обладает Севастополь, когда по проекту справедливо произведено зонирование территории, может быть принята стратегия развития Севастополя. К огромному сожалению, стратегия, как и генеральный план, оторваны от действительности и не отвечают в первую очередь интересам севастопольцев.

– По новому генплану многие садоводы оказались в природоохранной зоне, при этом целые кооперативы не имеют российских госактов. Что делать таким кооперативам, которые попали в сложную ситуацию?

– Большинство дачных садоводческих товариществ были отведены очень давно, еще в 70-е. Здесь речь идет даже не о тех дачных товариществах, которые были отведены по решениям горсовета или администрации, существует огромная проблема в том, что они созданы на землях тогдашнего минобороны Украины распоряжениями командиров воинских частей. Сегодня мы понимаем, что де-факто данные земельные участки существуют, а де-юре они отсутствуют.

У многих людей, за исключением актов на землепользование, отсутствуют документы на землю, они просто не сохранились за столь длительное время. То есть правоустанавливающие документы, которые выдавались на все эти кооперативы. Я считаю, что для решения этой проблемы правительство могло бы сформировать комиссию, рабочую группу по мониторингу подобных земельных участков, чтобы выяснить, кто и на каких условиях, согласно каким документам эти земельные участки получил, для того, чтобы принять решение в каждом отдельном случае, чтобы люди не пострадали.

То же самое касается природоохранных зон. Кто определил, что данный земельный участок попал под природоохранную зону? К нам поступает огромное количество обращений от граждан, которые получили свои дачные участки в 70-х, 80-х, 90-х и 2000-х. Тогда они не были природоохранной зоной. И вдруг неожиданно стали природоохранной зоной в 2015 году. К этим вопросам нужно подходить очень осторожно, нужно обязательно разбираться с каждым отдельно взятым кооперативом, с каждым отдельным участком. Если складывается ситуация, что действительно данные земельные участки налагаются на природоохранную зону или на зоны охраны памятников, или на зоны охраны жизнедеятельности, то до того, как будет начата процедура принудительного изъятия этих земельных участков у людей, должны быть созданы и предусмотрены соответствующее компенсирующие механизмы, которые могли бы служить альтернативой для гражданина взамен тех потерь, которые он понесет из-за этого наложения.

– Какие действия будет принимать Общественная плата в связи с этим?

– В ближайшее время будут проведены итоговые общественные обсуждения проекта генерального плана. Мы планируем принимать в них участие. На сегодняшний день стараемся консолидировать те мнения, которые высказывают севастопольцы. Мы проводим огромное количество встреч с представителями совершенно разных групп населения, будь то собственники индивидуальных земельных участков, будь то наши садоводы, будь то владельцы гаражей в гаражных кооперативах.

Мы стараемся консолидировать всю эту позицию и будем выступать на общественных слушаниях, будем предлагать, чтобы данный генеральный план был направлен на доработку, если не на кардинальную переработку. В случае, если органы государственной власти нас не услышат, мы будем использовать все инструменты, которые существуют согласно закону об Общественной палате: будем обращаться в правоохранительные органы, в прокуратуру, если понадобится, пойдем в суд с целью защитить интересы жителей нашего города.

– Вы затронули тему изъятия земельных участков. 2,5 тыс исковых заявлений – это госакты, выданные Куницыным (экс-глава горгосадминистрации) или Севастопольским горсоветом? Потому что есть разные версии…

– Моя позиция в этом вопросе заключается в том, что у человека существует надлежащим образом оформленный и выданный правоустанавливающий документ, в данной ситуации – это акт на землепользование. Согласно 6-ФКЗ, этот документ под сомнение поставлен быть не может. Несправедливо перекладывать ответственность с государственных чиновников, пускай даже и украинских, на плечи наших граждан. На мой взгляд, мы должны принять те документы и те правила, которые у нас были на момент нашего возвращения в РФ.

Конечно, существуют очень разные случаи. И к каждому случаю нужно подходить отдельно или персонально, поскольку, если земельный участок находится в особо охраняемой территории Севастополя, то, конечно, вопрос его использования в качестве места застройки вызывает сомнение. Но в таком случае, с моей точки зрения, должны быть предусмотрены компенсационные механизмы. Нужно формировать соответствующие земельные пулы и говорить: уважаемый гражданин, ваш земельный участок, выданный вам законно украинскими властями, находится на природоохранной территории, мы вам предлагаем альтернативный земельный участок такого же размера, чтобы вы могли обеспечить свое право построить дом или заниматься дачным хозяйством. Изъятие земельных участков без каких-либо компенсаций, которое нанесет вред нашим гражданам, недопустимо.

– Получается парадокс. У людей есть документы на землю, а сейчас суды принимают решения на основании того, что якобы не существует распоряжений Севастопольской госадминистрации Украины...

– В данной ситуации нужно провести четкую границу между правами гражданина и полномочиями государственной власти. Единственный документ, согласно даже украинскому законодательству, который должен находиться на руках у гражданина – это государственный акт на право пользования землей с четким определением целевого назначения, выделенного гражданину участка. Где находятся распоряжения, которые должны были храниться в городской государственной администрации: вывезены ли они на Украину, или они уничтожены кем-либо, или существовали они когда-то, или не существовали, – это не накладывает на гражданина никакой вины. Это обязанность органов государственной власти.

– Правительство Севастополя подготовило проект постановления о бесконкурсном выделении земли инвесторам. Как вы его оцениваете?

– В последний период перед возвращением Севастополя и Крыма в состав России тот ресурс, который мы называем землей в Севастополе, подвергался фактическому разграблению. Мы с вами знаем, что это и набившая всем оскомину в Севастополе уплотнительная застройка, это и распределение в качестве земельных участков территории ЮБК и, конечно, на сегодняшний день, говоря о развитии Севастополя, мы испытываем определенный дефицит этого ресурса.

Считаю, что изымать участки у простых граждан с целью передачи их, тем более на бесконкурсной основе, каким-то инвесторам, не по-человечески. Кто будет определять, какие проекты являются более приоритетными, какие менее, какие инвесторы являются стратегическими для города? Правильно, речь идет о проектном офисе департамента приоритетных проектов. Вообще назначение этого органа для меня непонятно. С моей точки зрения он дублирует функции как самого департамента приоритетных проектов, так и недавно созданной корпорации по развитию Севастополя. Я считаю, что при выделении земли даже под крупные инвестпроекты должны быть соблюдены конкурсные процедуры для того, чтобы мы в конце концов выбрали из тех инвесторов, которые хотят зайти в Севастополь, наиболее достойных, способных реально выполнить свои планы. Поэтому разумный конкурс между ними должен быть.

– Это же российская практика – выделение земли без конкурса.

– Мы, в отличие от всей континентальной части РФ, сильно ограничены в тех ресурсах, которые у нас сегодня существуют.

– Закончим детским лагерем им. Комарова. Его правительство Севастополя отдало МВД. Можно ли эту собственность вернуть назад?

– Ситуация с детским лагерем им. Комарова носит для меня двоякий характер. Продекларированная цель передачи лагеря, конечно, не вызывает никаких сомнений – организация отдыха для детей сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении служебного долга. Но сама форма данной передачи вызывает достаточно много вопросов.

Во-первых, в Севастополе существует большой дефицит мест для организации отдыха детей граждан. К передаче подобных объектов нужно относиться очень осторожно, поскольку нашим детям негде отдыхать. Во-вторых, я считаю, что организовывать отдельное место отдыха для детей сотрудников МВД, погибших при исполнении служебного долга, нецелесообразно, поскольку эти дети не должны чувствовать того, что в их семьи пришла беда, они должны расти в обыкновенном социуме, со своими сверстниками, вне зависимости от того, что родители этих сверстников служат в МФД, на ЧФ или просто работают на предприятиях или в госслужбе.

Если бы подобное решение зависело от меня, я бы использовал другую модель. Я бы выступил сторонником того, чтобы данный лагерь остался в собственности Севастополя, но при его развитии была бы предусмотрена отдельная программа, отдельные квоты для организации отдыха детей сотрудников МВД. Я считаю, что это было бы более эффективно и справедливо.

– Теперь лагерь не вернуть?

– Все зависит от того, в каком состоянии он находится на сегодняшний день. Насколько я понимаю, существовало обращение министра МВД на имя президента РФ. Президент РФ рекомендовал обратить внимание и рассмотреть данный вопрос. Не знаю, подписывали ли уже акт приема-передачи в федеральную собственность. Вероятнее всего, мы лагерь уже потеряли.

Хотя в данной ситуации не стоит опускать руки. Нужно выходить на руководство МВД, ходатайствовать о том, чтобы были представлены квоты на оздоровление детей Севастополя.

Новости Статьи Интервью Фото Видео Редакция Реклама