Домой

 

Вячеслав Богуслаев: У нас две Украины - одна работает, а вторая гуляет и хочет в Европу

15:5103.10.2011г.

В Партии регионов есть несколько сословий. Одно - это донецкие, другое - группа РосУкрЭнерго... Но среди прочих есть еще так называемые "красные директора", которые после распада СССР стали владельцами возглавляемых ими заводов: Ландик, Скударь, Янковский, Богуслаев.

Эти люди, руководящие многотысячными коллективами осколков советской собственности, превратились в носителей электорального ресурса. Их путь в политику был неизбежен и достаточно прост - на округе за них проголосовали бы свои же рабочие, а принять их в список было бы честью для любой партии или блока.

Депутат Вячеслав Богуслаев - представитель промышленного лобби Партии регионов. Фактический владелец "Мотор-Сич", он открывал вторую десятку списка Януковича на последних парламентских выборах.

Кроме того, Богуслаев - один из самых влиятельных в базовой для регионалов Запорожской области. Каждый день, когда Верховная Рада работает в сессионном режиме, он утром на личном самолете прилетает в Киев из Запорожья, а вечером... возвращается домой.

Правда, после избрания нового президента не унимаются слухи, что эта территория считается теперь вотчиной теневого олигарха Юрия Иванющенко. Хотя по деньгам Богуслаеву тоже есть чем мериться.

В первом рейтинге украинского "Форбса" Богуслаев занимает 21 позицию, а состояние 72-летнего депутата оценивают в 450 миллионов долларов. С этой цифрой напротив своей фамилии он опережает Хорошковского, Черняка и Колесникова. В исследовании журнала "Корреспондент" Богуслаева оценили еще выше - в 704 миллиона долларов, поместив на 18 строчку, выше Черновецкого, Тигипко и Гайдука.

Как многие "красные директора", Богуслаев говорит прямо. Этим он отличается от молодого поколения политиков, зомбированного политтехнологами. Богуслаев легко соглашается на разговор и предлагает записывать интервью тут же, на втором этаже парламента. А после не просит текст на вычитку, оставляя шанс читателю узнать его таким, каким он есть.

- Дело идет к началу предвыборной кампании в парламент. Вы будете баллотироваться, пойдете по списку или по округу?

- Я готов пойти так, как решит руководство партии. И мы обязательно выиграем выборы.

- Но рейтинги Партии регионов говорят об обратном!

- Я очень надеюсь, что реформы президента заработают в следующем году. Впервые подготовлен предметный бюджет за все годы. Там приоритетными названы конкретные темы, и они будут финансироваться. Это сделано впервые, я очень доволен.

- А сокращение социальных льгот? Как вы собираетесь людям объяснять, что их льготы урезают, а власть на свое содержание берет все больше и больше?

- Социальный блок у нас очень раздут. Об этом нам говорят и в Европе…

- Вы видели, что происходило под Верховной Радой из-за сокращения льгот афганцам?

- Я был в Верховной Раде в этот день…

- Это же последствия политики власти!

- То, что происходит в Верховной Раде, говорит, что у нас - две Украины. Посмотрите на Верховную Раду сверху и дайте фотографию этого зала. Это две Украины. Одна Украина, которая работает на страну, работает над законами, в промышленности, в аграрном секторе. А вторая половина покрыла все это попоной, свои рабочие места, и гуляет. Вот эта вторая половина хочет в Европу. Потому что туда они готовят отправить своих детей, и сами готовы выехать сегодня же. А мы - наша часть Украины, которая работает - мы не выезжаем в Европу.

- Разве дети регионалов не учатся в Европе?

- Нет.

- У Ахметова в Швейцарии учился один сын, другой - в Лондоне, у Клюева - в Вене…

- Я не знаю, кто у кого где учится. Мой сын закончил Харьковский авиационный институт и работает в Запорожье (от УП: сын Богуслаева - зам главы наблюдательного совета "Мотор-Сичи"). Так же у моих друзей - у Ярослава Сухого одна дочь работает в Запорожье, вторая - в Тернополе.

События с афганцами и чернобыльцами напоминают мне прошлогоднюю забастовку предпринимателей, которые не хотят платить налоги. Существует цивилизованная форма диалога. Я вам отвечаю словами Ефремова. Он вышел к этим людям и сказал: "Соберите свой актив, мы готовы с ним работать". В ответ: "Геть! Долой! На гілляку!" - вот и весь разговор.

Я не понимаю, зачем этот шабаш, который они здесь устроили. Ни президент, ни премьер, ни я, ни мои коллеги не заинтересованы в унижении людей или в отнимании у них чего-то. Везде зарплата растет, пенсия растет понемножку, растет пенсия чернобыльцам.

Просто надо навести порядок среди чернобыльцев. Иногда выдавали справки не тем, кто на самом деле трудился на ликвидации аварии. У меня водители в Чернобыле завозили и вывозили груз. Я видел, как у них волосы, одежда фонила! Я им помогаю. Никто из них не бастует, они не прикидываются больными и так далее... Они до сих пор работают шоферами.

Поэтому по чернобыльцам вопрос будет решен положительно. Другое дело, что мы раньше понапринимали популистских решений...

- Но вы же тоже за это голосовали!

- Потому что каждый раз выборы, а у нас при власти уже 16-е правительство. И постоянно выборы требуют каких-то подачек, пряничков... А сегодня мы говорим: надо в этих пряниках разобраться. Какой пряник оставить с медовым покрытием, а какой в корзину выбросить. Льготы иногда принимались по политическим мотивам.

- Ну, перед выборами президента в 2009 году Янукович блокировал трибуну, требуя выплат в полном объеме всем льготникам. Сейчас он стал президентом…

- Реформы всегда болезненны.

- Так зачем было обещать перед выборами?

- Он обещал навести порядок. Вот мы сейчас наводим порядок. Будет наведен порядок - и Виктором Федоровичем Януковичем, и правительством, и нами. Мы - единомышленники.


Я СПРАШИВАЮ ЛЮДЕЙ, ЧТО НУЖНО – РАБОТА ИЛИ ЗАРПЛАТА? ОНИ ГОВОРЯТ – РАБОТА

- Разве попытка штурма Верховной Рады афганцами не являются иллюстрацией того, что действительно существует две Украины: одна – это высшая каста, а вторая – это простые люди?

- Это ошибочное мнение. Нет никаких привилегированных людей. Меня тоже назвать привилегированным, но я работаю по 12 часов каждый день, произвожу двигатели для самолетов, для вертолетов, и на весь мир прославляю Украину. Мы обслуживаем 110 стран!

Я не ходил 20 лет в отпуск, и в этом году не был в отпуске. Все время тружусь. По моей зарплате, по моему отчету меня тоже можно назвать каким-то миллионером.

Но разве можно Ахметова ругать, когда он полностью преобразовал Донецк, построил "Донбасс-арену"? Он помог развиваться и детям, и взрослым. Он прославляет Украину на всех континентах. Его хвалить нужно, радоваться вместе с ним. А мы его иногда приводим в качестве какого-то негативного примера. Это неправильно. Он великий человек.
 


- Ну, ведь и вы, и Ахметов как нормальные бизнесмены в первую очередь работаете на капитализацию собственного бизнеса, а остальное для вас вторично…

- У меня работает 30 тысяч людей. Вот я недавно отмечал 40 лет предприятию в городе Волочиск, Хмельницкой области. Мы там открыли молодежную спортивно-оздоровительную базу. Кто сегодня их строит? Вот такие, как я, как Ахметов. Мы сегодня думаем о молодежи.

И я получаю удовлетворение от того, что сегодня на нашем громадном предприятии 35% молодых. Мы держим два института, свой авиационный колледж, два профтехучилища. Мы готовим молодых украинцев, чтобы они работали на высоких технологиях. Вот в чем я вижу свой смысл жизни!

- Какая у вас средняя зарплата на заводе?

- 3,5 - около 4 тысяч гривен. Вот в этом я вижу свое предназначение – поднять интеллект не "нации", как говорил один оранжевый лидер, а поддержать наших людей - и в спорте, и в художественной самодеятельности, талантливых участников вокала. У нас есть свой КВН, я их все время посылаю на конкурсы. Я от этого кайф получаю!

- Но если бы "Мотор-Сич" продали в свое время на открытом аукционе, и был привлечен стратегический инвестор, будь то российский или западный, возможно, и зарплата бы была выше у рабочих?

- Нам не нужны деньги. 4 тысячи гривен – хорошая зарплата по этому региону. Я могу платить тысячу долларов, только тогда не смогу направлять деньги на техническое перевооружение. Мне нужно каждые пять лет заменить семь тысяч станков.

Я спрашиваю людей, что им нужно – работа или зарплата? Они говорят – работа. Потому что нетрудоустроена вся Украина. Вы этого не поймете! Люди боятся потерять работу. А у меня текучесть кадров 0,6%. Вдумайтесь! Вот в чем соль! Работать нужно.

- Как выжить за 4 тысячи гривен в месяц?

- Им хватает зарплаты. Есть и 10 тысяч, есть и 12 тысяч. 4 тысячи - это средняя зарплата.

- Если бы в свое время на "Мотор-Сич" пришел западный инвестор, было бы лучше?

- Какой инвестор? Вы забудьте об этом! Инвестору надо отбить бабки. У вас такое впечатление, что какой-то придет ангел в голубом вертолете и принесет деньги. Любой, кто придет, скажет: "Два года, и я должен отбить эти 100 миллионов долларов".

- Но чем приватизация "Криворожстали" не позитивный пример?

- Не знаю. Я в этой отрасли не работаю. Там пришел индус, а я - украинец.


ГАЗОТРАНСПОРТНУЮ СИСТЕМУ НУЖНО ПРОДАВАТЬ

- Приходилось слышать, что вы резкий противник зоны свободной торговли с ЕС и за Таможенный союз с Россией...

- Я абсолютно уверен, что нам надо быть в Таможенном союзе. Это даст 9 миллиардов долларов ежегодной прибыли. А у нас 7 миллиардов дефицит во внешней торговле. Поэтому после вступления в Таможенный союз мы сразу погасим этот дефицит. Оборот между Белоруссией и Россией в Таможенном союзе вырос на 40%! Вы только подумайте! На 40%!

- А почему Янукович занимает другую позицию и объявляет, что идет в зону свободной торговли?

- Потому что мы обязаны так делать, мы же набрались кредитов и теперь повязаны по рукам и ногам. У нас около 100 миллиардов долгов. Поэтому Янукович ведет очень гибкую, многовекторную политику. Надо и с Западом дружить, и Восток не обижать. В наследство нам достались неподъемные цены на газ, это тоже надо решать.

- Чем, по-вашему, Украина не должна уступать в переговорах с Россией?

- Надо думать о том, что мы получим в итоге. А в итоге мы получим дешевый газ. Что-то за это надо отдать и России, и Украине.

- Но чем нельзя жертвовать?

- Ничем не надо жертвовать. Пожертвовать надо благосостоянием моей бабушки и твоей мамы, которая включает газовую горелку и платит 400 долларов за тысячу кубов. А будет платить 200. Вот ради этого надо делать. И не надо держаться за какую-то разваленную газотранспортную систему. Мы уже все проиграли ее можно демонтировать. Все, вы, националисты, доигрались!

- Почему я - националист?

- Я вижу это по вопросам. Мое мнение – газотранспортную систему нужно продать при условии, что газ на Украине будет всегда про цене российского. Как в России для простой бабушки, так и для украинской бабушки. На всю жизнь! И тогда будет всем хорошо.

Ведь России нужна всего одна труба – транзитная. А газотранспортная система Украины состоит из миллиона ответвлений. Это России не надо. Ей нужно всего, может быть, 10% от нашей ГТС. Мы их туда должны пустить.

Уже Северный поток заработал, подписаны документы по Южному потоку. Мы перешли порог невозврата. Вот теперь вы все, народ, думайте, как вы будете включать газовые колонки. Надо уже сжигать стулья дома, топить буржуйку.

- Оппозиция называет ГТС национальным достоянием.

- Какое? Национальное богатство – это мы с тобой, люди. А нам трудно жить. Что нужно сделать, чтобы нам жить было лучше? Научиться распоряжаться тем богатством, что нам осталось от Советского Союза. Не кричать: "Не дамо! Геть! Москалі!". Не надо, сосед всегда дороже родного брата.

- Нельзя же интегрироваться и туда, и туда. Или зона свободной торговли с ЕС, или Таможенный союз. Это взаимоисключающие категории.

- Это неправильно, это вы начитались. Мы же создали ГУАМ, это сборище нищих и голодных. Почему мы не можем быть и в зоне свободной торговли, и в Таможенном союзе? Но при этом нужны ограничительные функции. Нам нужно защитить наш рынок.

Я приведу пример. Мы выпускаем мясорубки – полмиллиона, в городе Снежном Донецкой области. Сейчас пришел китайский товар. Мы и закон приняли, и на таможне знают, что наша мясорубка защищена, что нельзя пускать китайские, а они массово идут. Один в один содраны с наших, даже инициалы на китайских мясорубках такие же, даже знак качества, пятиконечная советская звездочка, стоит на моих, и на китайских. Надо более решительно бороться с этим незаконным ввозом.

С другой стороны, надо сделать наш продукт дешевым, освободить товары народного потребления от целого ряда несвойственных налогов. Зайдите в любой универмаг, там вообще ничего нет украинского из бытовой техники.

- Но везде же в мире есть разделение труда, не могут все страны выпускать все.

- Разделение труда нужно в высоких технологиях, где кооперация опирается на определенные школы. А бытовую технику или тапочки надо делать здесь, только покупать хороший исходный материал.


КОЛЕСНИКОВ ДОЛЖЕН ГЛОТКУ ПЕРЕГРЫЗАТЬ ВСЕМ, КТО ПЛОХО ГОВОРИТ ОБ УКРАИНСКОМ

- На прошлой неделе появилась информация, что вице-премьер Борис Колесников высказался в пользу переоснащения самолетов Антонова - вместо двигателей "Мотор-Сич" ставить двигатели General Electric.

- Ну, Колесников поспешил. Он же чиновник и не имел права такого говорить, он должен защищать все украинское.

- Он нарекает на качество.

- Он - не заказчик, он - вице-премьер. Он должен глотку перегрызть всем, кто плохо говорит об украинской продукции. Если бы во Франции вице-премьер сказал плохо о французской технике, он бы на второй день был изгнан из правительства. А мы свободно цитируем такие высказывания!

Он теперь оправдывается: "Авиакомпания имеет право требовать новый двигатель". Я говорю: "Да, авиакомпания имеет право, но она должна заплатить деньги за сертификацию". Потому что новый двигатель - это по-сути новый самолет.

Американский двигатель тяжелее на 400 кг, нарушается центровка самолета, надо сдвигать крылья. Это - три года работы и новый сертификат. Хотят авиакомпании этим заниматься? "Аэросвит" – это ведь не украинская авиакомпания, а голландская, работает на Украине, зарабатывает наши деньги и увозит.

- Это же Игорь Коломойский, а не голландцы!

- Да ну, вы мне рассказываете! Я знаю, что там голландские капиталы. А если это наши граждане, то тем более позорно! Потому что люди вывезли отсюда наши с тобой деньги и на эти деньги хотят поставить американский двигатель. Они все хотят продать, Украину хотят продать. А я борюсь за то, чтобы у нас были штаны, очки, двигатели наши, украинские. И горжусь этим.

- Вы видели украинский мобильный телефон? Он же размером как книжка. Украина не имеет технологий, но все телефоны, которые нас окружают, произведены в Китае, потому что это их специализация. А у нас должна быть своя специализация.

- Вы не правы. Вы, молодые люди, очень уважаете все блестящее и самое современное. Это правильное стремление. А я, постарше, думаю, как дать работу людям, чтобы не было бомжей, чтобы вовремя была пенсия, чтобы студенты учились и не уезжали заграницу.

Да, китайцы уже начали делать самолеты. Очень плохие, корявые... А двигатели берут у нас. МА600 - это наш самолет Ан-24, содрали все! У них Y8 – это наш Ан-12. Они его из транспортного сделали пассажирским. А двигатели покупают у нас. Задача в Китае – за 20 лет освоить производство двигателей.

- Нареканий на ваши двигатели у китайцев нет?

- Нет.

- То есть, у Колесникова есть, а у китайцев нет.

- Колесникову подготовили неправильную информацию. Он очень толковый человек и уже это понял. У нас самая высокая топливная эффективность, по сравнению с "Эмбраером" и "Бомбардье", на 100-местных самолетах.

- Вы согласны с оценкой вашего капитала, которую дает вам "Форбс" или "Корреспондент" в рейтингах миллионеров?

- Это не деньги у человека, это стоимость активов, заводов, сельскохозяйственных земель, которыми располагает компания, которую он контролирует. Но кто их оценивал, я не знаю.

Например, мы вышли на IPO, в Европе наши акции продаются в Германии, нас два года и до сих пор ведет Дойче Банк. Мы прошли европейский уровень и говорим: пожалуйста, покупайте наши акции в Германии.

- Кто у вас основные держатели акций из тех, которые котируются на бирже?

- У нас есть англичанин, есть американец. Они скупают акции, приезжают ко мне, беседуют, я им докладываю о планах. Во время кризиса мы упали - ожидали прибыль 360 миллионов гривен, а получили 4... (Смеется)

А они приехали в 2009 году и спрашивают: "Как же так, где наши дивиденды?" Я говорю: "Вы чё, блин? Вы придумали кризис, не мы! Рухнули столбы экономики, рухнули банки с миллиардными оборотами! Я вам сохранил предприятие. Не будет дивидендов в этом году, будет в следующем".

Они отвечают: "О, спасибо". Говорю им: "Я вам сохранил ваши 10%. Вы должны мне памятник поставить. Потому что я тоже мог воспользоваться кризисом и сделать завод банкротом, а всех вас пустить на ветер. Но я этого не сделал".

- И что инвесторы?

- Удовлетворены, уехали. И за 2009 я им заплатил в два раза больше, чем в 2007. Многие не выплачивают дивиденды, а направляют эти деньги на техперевооружение. Это правильно, но я ни на один год не останавливал выплату дивидендов, потому что у нас много простых акционеров.

- Лично вы какой пакет акций сконцентрировали на себе?

- У меня 15%. Я о себе могу говорить, а об остальных - нет.

- А какой у ваших родственников?

- Это не имеет значения. 15% - это мои акции. Еще дойдете, в какой родственной связи, в каком колене, сколько моей жене принадлежит. Зачем это? Другое дело контроль. Есть корпоративное управление, и я - председатель совета директоров.

- Между прочим, вы же депутат и не имеете права заниматься бизнесом.

- Нет, я на общественных началах, я не получаю зарплату на "Мотор-Сичи". Что я нарушил? Идет сессия - я здесь болтаю с вами. Вечером полечу домой. Ночью поработаю в кабинете. Я каждый день летаю на самолете – утром в Киев, вечером - в Запорожье. У меня своя авиакомпания, свои самолеты.

Я же развожу двигатели по всему миру. Я летаю на Як-40, VIPовский, хорошо оборудованный, всеми приборами, самый надежный.

- У вас на самолете стоят двигатели "Мотор-Сич"?

- Конечно, я лично гарантирую их качество! Як-40 - это как велосипед на балконе, взял и поехал...

- Но разве российская хоккейная команда "Локомотив" разбилась не в результате крушения ЯК-42 с двигателями "Мотор-Сичи"?

- Там все понятно. Наш двигатель ни при чем. Я сразу подумал, что он взлетел с половины полосы и ему не хватило разбега. А оказывается, пилот не выключил стояночный тормоз. То есть двигатели работали на взлетном режиме, но они не могли разогнать машину, потому что были схвачены тормозные колодки.


ФРАКЦИЯ У НАС ОЧЕНЬ ДЕМОКРАТИЧНАЯ

- Что происходит в политической жизни Запорожья? Говорят, сейчас появилась новая группа влияния во главе с Анисимовым, который выступает от имени Иванющенко.

- Я не знаю. Читаю газеты, они что-то пишут, но я ничего такого не ощущаю.

- Ваше лидерство там никто не стремится пошатнуть?

- Да это невозможно. Если заводу 104 года, кто может пошатнуть? Мы не продавались, на заводе остался по-прежнему один хозяин - это коллектив и группа физических лиц. Мы никуда не собираемся удирать – ни на Майями, ни в Швейцарию, где живут, вы знаете какие олигархи.

- Какие?

- В том числе бывшие хозяева "Запорожстали". А я и мои партнеры никуда не собираемся уезжать.

- Вы чувствуете в самой Партии регионов, как там вычленилась одна группа Клюева, вторая группа  Левочкина, и они воюют между собой?

- Я не хочу никого защитить, но фракция у нас проводится очень демократично. Выступают все, кто хочет, бывает, при голосовании делятся голоса. И никаких последствий для тех, кто выступает против, никаких репрессий против них нет.

- Кто будет лидером партии при смене премьер-министра, как вы думаете?

- У нас ничего не поменялось. Бессменным лидером партии является Янукович. А руководителем аппарата является Азаров. В прессе пишут, что правительство будет меняться, но ничего же не происходит.

- Что вы думаете про дело Тимошенко?

- Я не комментирую, потому что дело в суде. Все эмоции надо оставить в сторону. Я абсолютно согласен с Виктором Федоровичем. Какое решение примет суд – освободят ее, наградят или посадят, нам всем надо это принять. Если мы будем все это оспаривать, в конце концов появится телефонное право.

- Разве сейчас нет телефонного права?

- Пока я не вижу. Виктор Федорович сказал Европе, что он звонить по делу Тимошенко никуда не будет.

- Вы же как директор предприятия ведете судебные процессы. Неужели у вас все правосудные решения?

- У нас каждый месяц минимум 10 судебных заседаний. У нас суд первой инстанции в Запорожье. Апелляционный суд один в Днепропетровске, другой в Донецке. Какое у меня телефонное право? У меня есть зам, бывший первый заместитель прокурора области. Я его взял к себе начальником департамента по правовым вопросам. На предприятии 32 юриста. Бывает, и проигрываем, приходится платить.

- Вы не согласны, что нельзя проводить реформы в ущерб демократии?

- Ну, вас кто-то ущемляет? Вот у меня есть своя телекомпания – "Алекс", ей 15 лет. И ей не дали цифровые частоты, и я сейчас борюсь с этим. Журналисты любят говорить: "Вы пришли к власти...". Вот мы пришли к власти, а у меня пытаются отобрать телекомпанию!

Представляете, лицензию на Запорожье отдали фирме из города Краматорска, которая вообще не работает! Борюсь сейчас за свою телекомпанию, пойду к Герман, написал письмо прокурору: "На каком основании закрываете телекомпанию, которая 15 лет проработала честно на благо Украины?"

- Какой язык вещания у вас был - русский? А по лицензии украинский?

- У нас нашли три случая за 15 лет, какой-то бокс мы показали, и он не влазит в эти проценты вещания на русском-украинском языках. Херня на постном масле! И что, из-за этого коллектив разгонять? А впереди - выборы, и коллектив спрашивает меня: "Мы остаемся работать или нам искать других хозяев?".

- Такая ситуация с лицензиями на цифровое вещание по всей стране!

- По всей стране! Я думаю, это чистая махинация.

- Кто за этим стоит?

- Надо разбираться. Вы, журналисты, сделайте расследование. Спрашивайте на любой пресс-конференции у той же Анны Герман. А не у меня, олигарха моторостроения. Я в этом не разбираюсь. Я возмущен до глубины души. Нельзя так поступать с людьми!

Фотограф: Фото пресс-службы Верховной Рады

архив